TrueView (trueview) wrote in etymology_ru,
TrueView
trueview
etymology_ru

Categories:

Сулакадзев, Жуковская и Корова Замунь

Оригинал взят у trueview в Сулакадзев, Жуковская и Корова Замунь

Александр Иванович Сулакадзев (1771 — 3 (15) сентября 1830) — отставной поручик, коллекционер рукописей и исторических документов, историк и археограф-любитель, известный многочисленными фальсификациями. В XX веке лингвистические и археографические изыскания Сулакадзева становились предметом исследования литературоведов. Л. П. Жуковская и Б. А. Рыбаков связывали с Сулакадзевым историю о фальсификации знаменитой «Велесовой книги».


Тексты «Велесовой книги» стали публиковаться в журнале «Жар-птица» с января 1954. А в 1960 году Л.П. Жуковская опубликовала письмо в редакцию журнала «Вопросы языкознания» (№ 2 за 1960 год) под названием «Поддельная докириллическая рукопись: (к вопросу о методе определения подделок)». В этой статье, окончившейся негативным для Велесовой книги выводом, лингвист Л.П. Жуковская впервые произвела обстоятельный лингвистический анализ этого памятника.

В этой статье Л.П. Жуковская заявила, что автором фальсификации является А. И. Сулакадзев:

«Содержание «дощечек», язык и письмо их, а также имя Влес (Велес) позволяют предположить, что указанные «до­щечки» являются одной из подделок А. И. Сулакадзева, воз­можно, именно теми буковыми дощечками, которые уже бо­лее ста лет назад исчезли из поля зрения исследователей. В ру­кописи А. И. Сулакадзева «Книгорек» (т. е. каталог) имеется следующее указание на дощечки, находившиеся в его собра­нии: «Патриарси на 45 буковых досках Ягипа Гана смерда в Ладоге IX в.». И. И. Срезневский писал: «Салакадзев, упоми­наемый в письме Востокова к графу Румянцову, издавна соби­рал рукописи, которые еще и недавно были в распродаже у ве­тошников, и, как оказалось, многое подделывал и в них, и от­дельно. В подделках он употреблял неправильный язык по незнанию правильного, иногда очень дикий».

А теперь разберемся с Небесной Коровой Замунь из текста «Велесовой книги»!

Название Млечный Путь — калька с лат. via lactea «молочная дорога», которое, в свою очередь, калька с др.-греч. ϰύϰλος γαλαξίας «молочный круг». Название Галактика образовано по аналогии с др.-греч. γαλαϰτιϰός «молочный». По древнегреческой легенде, Зевс решил сделать своего сына Геракла, рождённого от смертной женщины, бессмертным, и для этого подложил его спящей жене Гере, чтобы Геракл выпил божественного молока. Гера, проснувшись, увидела, что кормит не своего ребёнка, и оттолкнула его от себя. Брызнувшая из груди богини струя молока превратилась в Млечный Путь. 

Архаичность Геры заметна в том, что ее ребенком от прикосновения к земле было чудовище Тифон (это выдает ее связь с хтоническими силами). Древность ее также сказывается в том, что Арес, один из самых кровавых и стихийных богов — ее сын [1]. Возможно, Гера имела зооморфное прошлое. На это указывает ее эпитет «волоокая» у Гомера и Нонна Панополитанского, а также то, что в жертву ей приносились коровы. Однако изображений ее в нечеловеческом образе нет. «В нашем распоряжении имеется огромный археологический материал, но не говоря уже о том, что никаких следов изображения Геры в виде коровы или с головой коровы нет, среди огромного количества культовых изображений микенских и домикенской эпох, так называемых идолов, нет ни одного с коровьей головой» [2].

В шумерском языке KIR — «корова». Созвучно имени Геры. 

В латинской и греческой традиции Млечный Путь не имел связи с молоком Небесной Коровой.

В Древней Индии корова — священное животное, символизирующее плодовитость, изобилие, землю, персонификация как неба, так и земли. В индуистской и в буддийской традиции спокойный, уравновешенный характер коровы, вероятно, настолько полно совпадал с представлениями о благочестивой жизни, что она стала наиболее почитаемым и священным животным. «Священная корова» Индии — кормилица, которая дает плодородие и изобилие (Притхиви, Адити). Притхиви — обожествленная и персонифицированная земля, мать всех существ. Она обычно прославляется вместе с Дьяусом-небом. Притхиви — женское начало, мать, а Дьяус — мужское начало, отец. Они супруги, которые первоначально были слиты воедино. Их разъединение, приписываемое прежде всего Индре (или Варуне) приравнивается к созданию Вселенной. Молоко Притхиви проливается в виде плодоносного дождя. Корова Вак, или Вач (от др.-инд. «речь», «слово»), женский аспект Брахмы, в индуизме известна как «Поющая Корова» или «Корова изобилия». Первое определение — поющая — берет свое начало от идеи сотворения звука в мире, второе — от ее функции питать мир своим молоком, мелкой пылью Млечного Пути.

Знал ли Сулакадзев содержание индийских Вед и сюжет о Корове, питающей мир пылью Млечного Пути? Первый полный перевод Риг-Веды на французский язык был выполнен к середине XIX века уже после смерти Сулакадзева. Затем последовали сразу два немецких перевода – стихотворный (1876-1877) и прозаический (1876-1888). Позднее на немецком же был издан перевод К. Гельднера, а за ним последовали другие. На русский язык первые восемь гимнов Ригведы были переведены Н. Крушевским в 1879 г. Значительно позднее по нескольку гимнов перевели Б. Ларина (1924 г.) и В. А. Кочергина (1963 г.). И только в 1972 г. русскому читателю представилась возможность познакомиться сразу с десятой частью Ригведы (104 гимнами) в переводе Т. Я. Елизаренковой.

Записи Риг-Веды появились в Индии около V века до н. э. в форме письма брахми, но тексты, сравнимые по длине с Ригведой, скорее всего, не записывались до раннего Средневековья, когда появились письмо Гупта и письмо Сиддхам. В Средние века манускрипты использовались для обучения, но до появления в Британской Индии печатного пресса в сохранении знания играли незначительную роль из-за своей хрупкости, ибо записывались на коре или пальмовых листьях и в тропическом климате быстро разрушались. Гимны сохранялись в устной традиции около тысячелетия со времени их составления до редакции Ригведы, и вся Ригведа целиком сохранялась в шакхах в течение последующих 2500 лет, начиная с редакции вплоть до editio princeps Мюллера — коллективный подвиг запоминания, не имеющий аналогов в любом другом известном обществе.

У шумеров подчёркивается соответствие между коровьим молоком и лунным светом (Син — бог луны).  В ближне-восточных мифологиях известны образы богов, влюблявшемся в корову (аккад. Сина [шум. SI — «рог», полумесяц имеет форму рога]), угарит. Алиййану-Балу). В хеттско-хурритском мифе бог солнца, влюбившийся в корову, превращается в юношу и обращается к ней с притворными упрёками, грозя наказанием за потраву луга, на котором она кормилась. После встречи с богом корова беременеет и рождает сына — человека. Она взывает к небу, испрашивая у бога солнца милости и жалуясь, что, будучи четвероногой, родила двуногого сына. Она хочет съесть сына, но бог солнца спускается с неба и велит своему советнику отнести ребёнка в горы, где его должны сторожить змей и птицы.

Шумерские, ассирийские, эламские, хеттские и хурритские тексты дешифрованы после смерти  А. И. Сулакадзева.

В Древнем Египте Нут — богиня Неба, дочь Шу и Тефнут, сестра и жена Геба и мать Осириса, Исиды, Сета и Нефтиды.

Нут — Небесная Корова, особо почитаемая в Египте как олицетворение неба, точнее сказать — космоса, потому что ее тело изображали усыпанным звездами. В древнеегипетском исполнении корова близка к диким предкам: стройная, элегантная, красивая. Недаром перед изображением коровы часто ставился иероглиф, означающий «красота». Образ прекрасной Небесной Коровы относится не к тому «нижнему небу», воздушному пространству, по которому плывут облака (его олицетворял Шу), а к более высокой и отдаленной сфере звезд, которую со времен античности принято называть космосом. В этом контексте приобретает смысл название Млечный Путь для звездной полосы, в виде которой предстает перед обитателями Земли наша Галактика.

Образ Небесной Коровы восходит к далекой древности и отражает верования скотоводов. Уже во времена первых фараонов, около 4,5-5 тысячелетий назад, этот образ воспринимался как аллегория, символ. Наряду с ним использовались и другие образы. Так, в Текстах пирамид встречаются фразы: «Звезда плывет по океану под телом Нут» (каким бы ни было тело Нут, но оно явно отождествляется с Космосом, а океан — возможно, с воздухом или даже сферой звезд). Об усопшем Фараоне сказано: «Он — сын великой дикой коровы. Она беременеет им и рождает его, и его помещает под ее крылом». В этом случае использован дополнительный образ крыльев коршуна, которые тоже служили символом неба. Для древних египтян звездный небосвод выступал в образах коровы Нут, женщины Нут, океана, крыши и даже крыльев.

В египетских мифах Космическая Корова Нут по совету Нуна поднимает на себе усталого престарелого Ра в небесную высь. На большой высоте у Нут закружилась голова, а ноги ее задрожали. Тогда Ра пожелал иметь богов, чтобы поддержать ее (интересно, что он лишь высказал пожелание, а исполнил его, судя по всему, всемогущий Нун). Тогда восемь божеств встали у ног Космической Коровы, а Шу стал поддерживать ее брюхо.

Нут ежедневно проглатывает звезды и солнце, а затем рождает снова (смена дня и ночи).

В славянской мифологии Небесная Корова Земун — мать Бога Велеса. В «Велесовой книге» сказано:

«И тут Корова Земунь пошла в поля синие и начала есть траву ту и давать Молоко. И потекло то Молоко по хлябям небесным, и звездами засветилось над нами в ночи» (Ту бо то Крава Земунь iде до поля сынiя я пощена ядсте траву ту, а млеко дава. I теце то Млеко до Хлябэх а свэте в ноще згвэнздама над ны).

Здесь под Молоком небесным имеется ввиду Млечный Путь — наша галактика. Потому в древний русский праздник «День Бога Велеса» не едят говядину, дабы не обидеть Велеса-Коровича, но едят всё, что дают коровы людям из молочных продуктов — творог, молоко, масло...

В другом фрагменте корова названа Замунь:

Так слава наша пойдет к Матери Славе и пребудет в Ней до конца концов земных и иных жизней. Это у нас с вами по-свойски, не бояться смерти, потому как мы — потомки Славные, а Даждьбог породил нас через корову Замунь. И вот мы Кравенцы — и Скифы, Анты, Русы, Борусины и Сурожцы. Так мы остаемся наследники Русские и с пением ведь идем во сию во Сваргу Сварожью Синюю. (Тако слва наше отеце до Матырь Слве а пребенде в онь до конца конець земстех а iнех жiтве. То бе сва со сте н боящетi сен смрте, яко смехом потомiце славне, а Дажбо нас родiве кренз краву Замунь. А то бедехшемо Кравенце — а Скуфе, Антiве, Русы, Борусень а Суренжецы. Тако сме стахом дедь Русове а с пенде бе iдьем а до се до Небi, Сварзе Сынея).

В аккадском языке šamû — «небо», т. е. в переводе с аккадского Замунь — Небесная. «Зам» (zam) или «замин» в переводе с фарси означает «земля». Корова Замунь — персонификация как неба, так и земли. Санскр. Притхиви — पृथ्वी pṛthvī «земля». Замунь — славяно-иранская калька ведической Притхиви. В шумерском se [se12; še; ze2 "plural stem of lug[to dwell]"], lug — «пастбище» (луг), ze [ze2 "dirt" Akk. erşetu "earth, land"] — «грязь, земля».

Жан-Франсуа Шампольон, основатель египтологии, расшифровал текст Розеттского камня 14 сентября 1822 года, а Сулакадзев умер в 1830 году. Мог ли Сулакадзев узнать из зарубежных научных публикаций о Небесной Корове и создать «Велесову книгу»? Существовала ли к тому моменту какая-либо прорисовка и перевод сюжета о Небесной Корове?  Сулакадзеву и египтологам было отведено всего восемь лет.

Задам вопрос главному стороннику версии о фальсификации «Велесовой книги» и самому известному российскому лингвисту Андрею Анатольевичу Зализняку? Мог ли А. И. Сулакадзев, не обладая какими-либо источниками, создать сюжет о Небесной Корове и попасть прямо в точку с  ее именем Замунь?!

© TrueView

Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments